Современный роман

The Man Who Hate WomenЯ абсолютно против того, чтобы называть трилогию «Миллениум» детективом. Это произведение является прежде всего современным романом, представителем жанра, которого в России по крайней мере, очень не хватает.

Детектив, в классическом его понимании, это произведение, в котором главное – неизвестность, сохраняющаяся до финала. Агата Кристи, Артур Конан Дойл, Рекс Стаут, Борис Акунин и тысячи других, менее признанных и обласканных славой сочинителей детективов делают по сути одно и то же – ищут, и в финале находят, убийцу. Различия могут быть в более или менее оригинальном выборе главного героя, стиле написания, степени непредсказуемости финала, но в любом случае, детектив пишется по совершенно определённым законам жанра.

И хотя сам Стиг Ларссон называл свои книги детективами, относясь к ним несколько даже снисходительно, на фоне детективов настоящих, с ярко выраженной жанровостью, это нечто гораздо  большее.

Впрочем, первый том Миллениума («Девушка с татуировкой дракона») построен именно в стиле классического детектива. Убийство в запертой комнате. Пресловутые поиски убийцы. Удивительная и неожиданная разгадка. Но восемьсот страниц текста рассказывают нам не об этом. Тем более, что подсказка дана в самом начале, на первой же странице.

Это книга о проблемах современности. О наших с вами проблемах. О том, каково женщине быть полностью зависимой от мужчины. Не случайно каждая часть книги предваряется статистическими данными о женщинах, подвергшихся насилию со стороны мужчин. А главная героиня, не доверяющая никому из мужчин, и поневоле оказывающаяся чаще в объятиях женщины, яркая иллюстрация того, что доверять-то особо и нет причины. Выживать приходится самостоятельно, более того, борьбу зачастую приходится вести против тех, кто ближе всего.

Эта линия прослеживается и в дальнейшем. Женщины в романах Ларссона нередко подвергаются унижениям и насилию со стороны мужчин и так же редко умеют дать им достойный отпор.

Для сравнения, кстати, есть и другой пример. Успешная, сильная, умная, не связанная нормами общепринятой морали Эрика Бергер олицетворяет собой воплощение феминистической мечты. Она спит с кем хочет, и никто не вправе решать это за неё и диктовать ей свою волю. Она делает карьеру и ей это удаётся лучше, чем многим мужчинам.

Однако трилогию Миллениум уже окрестили детективом. Настаиваю – это современный роман; если хотите, соц. реализм.

Сюжет современного романа не может, наверное, не быть в какой-то мере детективом. Расследование, поиск ответа на загадку – это то, на что можно нанизать какой угодно текст, идеальная платформа. Роман, не построенный на поиске истины, неизбежно скатывается в мелодраматический сериал. А от детектива классического Миллениум отличает в первую очередь то, что он не делает акцент на поиск убийцы.

Повествование продолжается и после того, как убийца найден, роман течёт так же, как течёт жизнь современного мегаполиса. Злодеи творят преступления, хорошие парни их разоблачают, а в процессе все пьют кофе, занимаются любовью, и ходят за покупками в ИКЕЮ и супермаркет за углом.

Кстати, про детали. После того, как я закончил читать второй роман, первое, что я сделал – это полез искать улицу Лундагатан на карте Стокгольма. Читая о очередных приключениях девушки, которая играла с огнём, невозможно оставаться в стороне от того места, где разворачиваются события. Город затягивает, непривычные названия улиц завораживают слух. Фанаты книги, кстати, уже составили туристический маршрут по местам происходивших в романе событий.

Современность у Ларссона неразрывно связана с прошлым. Ещё одна важная фабула «Миллениума» — разоблачение. Во всех трёх книгах тайное становится явным. Суть, однако, не в том, чтобы разгадать загадку. Герои Стига Ларссона стремятся не к умозрительному удовлетворению от осознания собственной сообразительности. Главное для них – виновный должен быть наказан, произошло ли преступление сорок лет назад или продолжается по сей день. А злодеяния преступника должны быть обнародованы.

Это ли не роман о свободе. Открытости и прозрачности. Продолжении демократических принципов современной Европы. Свободный человек выглядит как хочет и делает что хочет, пока это не приносит вреда окружающим. Но если уж совершил преступление, будь добр, выплыви из мрака на суд общественности. Не зря большинство злодеев боится в большей степени не тюрьмы, а огласки. И именно независимый и преданный своему делу журналист становится, выгодно, кстати, отличаясь от полиции, главным бичом совершившего злодеяние.

Из России это понять труднее. У нас основным борцом с преступностью по-прежнему остаётся полицейский — пресловутый мент, совершенно оторванный от гражданского населения и общества в целом, руководствующийся зачастую своей собственной моралью. Поэтому-то и нет у нас своих детективных героев, оторванных от государственной службы. В Швеции же журналист – представитель гражданского общества — имеет целью и стремлением своей жизни искоренение зла в том или ином его виде, и это воспринимается совершенно естественно.

Однозначно must read.

P.S. Как ни странно, некоторые журналисты объясняют успех Миллениума Стига Ларссона скоропостижной смертью писателя. На мой взгляд, это просто глупо и не имеет никакой связи. Жаль только, что этот замечательный швед ничего больше уже не напишет.

Категория: Кино и книги

комментарии (2)

  1. Вика:

    Мне понравился рооман, но слишком затянуто. Бывает, что на 10 страницах подряд ничегне происходит, герой сидит думает, пьёт кофе и перебирает фотографии. Первый прочитала, но на большее меня не хватило. Всё увидела в кино :)

  2. An4aR:

    Остров Хедебю и город Хедестад оказались вымышленными местами (автор, за что же ты так?). Кстати, при прочтении «Миллениума» сложилось впечатление, что шведы — люди нервные и голодные. Почему нервные? — А подсчитайте-ка, сколько раз в каждой главе повторяется слово «кофе» (воды, что ли, нет, или других напитков?). Голодные? — На бутербродах с сыром, о которых упоминается примерно столько же раз, особо ведь не поправишься:)
    Читается очень легко — спасибо и автору, и нашим переводчикам. Относительно фильма — только шведская экранизация))

Оставить комментарий